карточка участника

Вернуться
53

Буланова Полина

Номинация: Юные журналисты за умное и полезное информационное пространство

Возраст: 17 лет
Страна: Россия
Город: г. Челябинск
Образовательное учреждение: МБУДО "ЦВР г. Челябинска"
Творческий коллектив: Литературная студия "Город золотой" газета "Тинейджер"

О себе:
Журналист говорит о социально значимых проблемах. Он неравнодушный, активный, настойчивый в поиске правды. Надеюсь, это не утопия и не мои «розовые очки». Я, возможно, в силу юношеского максимализма или же благодаря чертам характера хочу получать от журналистики постоянное саморазвитие, новую информацию и говорить о личном, как о важном для общества. Желание рассказывать и самовыражаться и есть мой двигатель. Мне очень интересно изучать то, о чём я пишу. В начале сентября, просмотрев почти все спектакли фестиваля, я написала о новом для Челябинска виде театрального искусства – об иммерсивном театре. Позже попробовала себя в постановке Камерного театра с непрофессиональными актёрами. Я чувствовала себя корреспондентом-разведчиком. Как описать что-то конкретно, когда сам не прочувствовал. Помогает и волонтёрская деятельность. Появляется возможность рассказывать о крупных событиях, например, о нашумевшем бое Ковалёва и Ярда. Журналистика даёт мне жизнь в медиа. Она поддерживает бесконечную динамику моей жизни. Возможно, без интереса к этой профессии я бы не увлекалась так сильно театром или другими темами, на которые пишу тексты. Журналистика – это возможности, знакомства. А для меня важно самореализоваться в этом мире.

Моя статья

Помоги взлететь тем, у кого повреждены крылья

Ещё 10 лет назад российское общество попросту не принимало детей с ограниченными возможностями здоровья. Семьям с такими детьми было неловко: на них смотрели с жалостью, а иногда и с презрением. Просто потому, что их дети «особенные». Но ситуация понемногу меняется. По данным ВЦИОМ, в 2019 году 54% опрошенных отметили, что в обществе улучшилось отношение к инвалидам (в 2010 году таких было только 26%). И это происходит не только в столице, но и в регионах. Даже в моей самой обычной общеобразовательной школе № 109 в этом году открылся дополнительный класс для детей с ОВЗ.

Проблемы людей с ограниченными возможностями волнуют всё больше людей, которые пытаются менять жизнь к лучшему, менять окружающую среду и делать её доступной для таких ребят. Важно и помочь человеку «изнутри», чтобы он почувствовал себя сильнее и свободнее. Например, в Москве, Перми и Нижневартовске побывала Лаборатория инклюзивного театра «Создавая свободу» под руководством британского режиссёра и педагога Алекса Дауэра. Он убеждён в терапевтической силе театра, в том, что занятия творчеством помогают на пути восстановления и реабилитации. Diversity studio выпустили мультсериал об инклюзии «Волк наоборот», в создании которого поучаствовали Чулпан Хаматова, Константин Хабенский и Антон Комолов. В Челябинске своё пятилетие отметил инклюзивный молодёжный клуб «Наше место», руководителем которого является Мария Дусмухаметова: в этом объединении люди с ОВЗ при помощи волонтёров и наставников реализовываются в творческих проектах.

Общество стало толерантней, но до сих пор многие не понимают, как общаться с «особенными» детьми. Не часто таких ребят можно увидеть на улицах, будто их прячут ото всех; они меньше участвуют в культурной жизни. Для этого есть целый ряд причин: от сложности перемещения по городу до отсутствия переводов спектаклей и фильмов на язык жестов.

Печальная статистика Росстата говорит об увеличении числа детей-инвалидов. На 1 января 2019 года в России проживает 671 000 детей с ограниченными возможностями (в 2018 – 651 000). Из них в Челябинской области находится 14 526 детей (в 2018 – 13 925).

Особым людям нужна особая среда. Её создают такие неравнодушные люди, как Екатерина Хлыста, педагог-психолог в ДПШ им. Крупской. Она выиграла президентский грант и стала руководителем проекта инклюзивных смен в молодёжном лагере «Черёмушки» (оз. Сугояк).

24 февраля в Камерном театре команда проекта представила детский инклюзивный спектакль «Летать может каждый», на котором я побывала. В постановке участвовали ребята с ОВЗ, обычные школьники и вожатые с зимней лагерной смены в «Черёмушках». Ребята с 3 по 9 января создавали спектакль вместе с режиссёром Мадиной Мажитовой. Рассказ Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» стал манифестом безграничной духовной свободы тех детей, которые с раннего детства лишены возможности реализовать свой творческий потенциал наравне с другими.

Ребята по сцене «летали ради радости полёта». Можно выделяться, быть особенным, но нужно верить в своё дело, видеть смысл. У особых чаек на пути много препятствий, но главное – это непонимание общества. Детки, словно чайки Ричарда Баха, забывают о неудачах и отстаивают право заниматься любимым делом. Ведь всё получается у того, кто верит.

Всё получилось и у воспитанников инклюзивной смены в «Черёмушках». У них были не самые сложные и дорогие костюмы, иногда они запинались в тексте или спотыкались в пластике, но это была их настоящая история. Гам и топот сменялись умиротворением полёта – в этом вихре детского движения прошёл мюзикл. Драматургии было немного, но только выбегут девочки-вокалисты, сразу слетается стая чаек-девочек в голубеньких платьицах. Они танцуют песню сурдопереводом,– кстати, перед сценой тоже стоял сурдопереводчик. Маленькие актёры порхали по сцене, размахивая своими белоснежными накидками. Отдельной похвалы заслуживают грим, музыка и видео. Именно они создавали иллюзию моря и лёгкого бриза. Современный мюзикл заряжен энергией юных артистов: у них горели глаза от того, что они рассказывали свою историю большому залу. Дети с ОВЗ, наверное, во время спектакля забыли про свои особенности, потому что и я не заметила каких-то различий между ребятами. Действительно, терапевтическая сила театра.

Это был второй показ. Первый раз выступали в лагере. Скорее всего, больше они не выступят вместе, дальнейшие проекты объединят уже других детей. О том, как складывался спектакль, о первых репетициях я поговорила со Львом и Настей, кстати, примерно моими ровесниками. Они в костюмах папы и мамы чайки Джонатана бегали из гримёрки в коридор, радуясь успешному выступлению.

– Вы знали, что едете в «Черёмушки» репетировать, а не отдыхать?

Лев Богдановский: Нет. Меня позвали вожатые, потому что один человек из постановки уехал. Мне предложили его заменить в роли отца главного героя. Это было несложно. Я всё выучил, участвовал в танцах.

Настя Михайлова: Я пришла на кастинг просто попытать удачу и посмотреть, что это будет. Вообще, я не знала, что это будет инклюзивная смена. Думала, будет как обычная зимняя, а получилась так, что она стала незабываемой.

– Вы ловили кайф?

Вместе: ДАА!

– Сложно репетировать вместе с «особенными» детьми?

Настя: Нет. Дети с ограниченными возможностями почти не выделялись. Они делали то же самое, что и мы, выглядели также. Ко всем абсолютно одинаково относились руководители и постановщики.

Лев: Это зависит от особенностей: может, он плохо слышит, видит, может, у него задержка развития. Это влияет на сложность управления ребенком. Если они с тобой в отряде, то ты находишь общий язык и говоришь: «Тебе надо на репетицию». Ведёшь его.

– Как вы общались с детьми, у которых нарушен слух? Выучили язык жестов?

Настя: Слабослышащие дети очень хорошо понимают, когда ты говоришь языком жестов даже с помощью алфавита, а не слов. Только их надо заранее об этом предупредить.

Лев: Да, ты можешь и мимикой что-то выразить.

Радовались и обсуждали выступление не только дети с родителями, но и вожатые-воспитатели. Кто-то после дебюта спешил отдать позаимствованные элементы костюма, а кто-то с улыбкой вспоминал, как прошла эта лагерная смена. Две лучезарные вожатые рассказали мне о некоторых моментах той активной недели в «Черёмушках».

– Как у вас сложилась работа с детьми?

Елизавета Шипицына: Сначала был какой-то внутренний страх, что мы можем что-то не так сделать. А потом встретили открытых к нам детей. Мы работали в кайф, для себя. Самое главное в этой смене, чтобы каждый ребёнок научился взаимодействовать в социуме. Чтобы они нашли общий язык, нашли общие интересы и точки соприкосновения. Я думаю, что в моём отряде это было достигнуто.

Нина Склярова: Я работаю уже не первую инклюзивную смену, поэтому у меня она не вызвала какого-то страха. Я уже знала, как общаться с «другими» детьми. Да, я знала частично язык жестов. Нет предела совершенству, конечно (смеётся). Для меня это получилась смена открытий. Я усовершенствовала свои навыки в работе с детьми.

– Было ли время для отдыха у детей и воспитателей? Уставали на смене?

Нина Склярова: У нас очень демократичный лагерь. Какие-то моменты постановки были придуманы заранее, а на самой смене воплощались. У вожатых-воспитателей был полноценный сон (смеётся). Усталость заключалась немножечко в другом. Это моральная поддержка детей перед выступлением, это настрой и подготовка к мероприятиям. У детей были и ещё мероприятия, помимо этого творческого эксперимента. К ним надо было готовить костюмы и так далее. Мы всем этим занимались в свободное время. Поэтому скучать не приходилось.

Инклюзивные смены позволяют через творчество социализировать детей с ОВЗ и учат обычных ребят толерантности и вниманию. Но всё в нашем «капиталистическом» мире зависит от финансирования. Большой подарок получил проект от учеников лицея № 97 г. Челябинска. Они осенью провели благотворительную ярмарку и собрали 30 000 рублей. Передали эти деньги детям с ограничениями здоровья на путёвки в лагерь на специализированные смены.

Организация планирует запустить краудфантинговую кампанию. За определённые суммы можно будет получить сувениры, связанные с проектом. Ссылка появится в группе лагеря в социальных сетях. Макс Терентьев, менеджер проекта: «Надеемся, что шестая инклюзивная смена – это только начало. Мы бы хотели, чтобы в этом году в лагере «Черёмушки» отдохнуло ещё больше ребят, у которых, может быть, не всегда есть возможность поехать в детской оздоровительный лагерь».

Приятно, когда твоя работа приносит радость не только тебе. Мама одного из участников проекта написала о своих ощущениях во Вконтакте: «Сегодня была на спектакле "Летать может каждый", в котором принимал участие мой сын. Гоша – особенный ребёнок, у него синдром Дауна. Но это нисколько не ограничивает его жизнь и возможности. Теперь он ещё и актёр! И я хочу выразить особую признательность и благодарность тем молодым ребятам, которые придумали этот проект и воплотили его не только в зимней инклюзивной смене в лагере "Черёмушки", но и сделали это на сцене Камерного театра, и сделали это с такой душой, что весь спектакль я глотала слёзы. И не только я. На сцене выступали обычные дети вместе с нашими – особенными…»

Тема инклюзии сейчас популярна, она обсуждается многими, но не все способны помогать. Случается и так, что активная и неравнодушная команда молодых людей может изменить окружающую среду и общественное сознание. Они помогают взлететь тем, у кого повреждены крылья. В каждом из нас живёт Джонатан Ливингстон, жаждущий высоты. Просто поверить… Летать может каждый.

Моя фотогалерея