ЮНЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ ЗА УМНОЕ И ПОЛЕЗНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО
Ru / En
Клайн Жанна  16 лет

Еманжелинск
305
121
О СЕБЕ:
Я учусь в 9 классе. Активно учувствую в школьном ученическом самоуправление. Занимаюсь журналистикой и год являюсь выпускающим редактором газеты "Тинейджер". Участвую в проекте "Лови момент" в рамках РДШ. Публикуюсь в проекте "PROнас".
ФОТО:
МОЯ СТАТЬЯ:

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА

1.НЕПОКОРНЫЙ И НЕПОКОРЁННЫЙ

О моём прадедушке, Максиме Максимовиче Клайне (1921-1995 г.), говорят, что он «человек из будущего». Легендарный директор 48 школы не боялся высказать своё мнение. Переспорить его было почти невозможно: эрудит, за каждым суждением стоит громада знаний из разных источников. Ещё до войны он учился на историко-филологическом факультете Черновицкого университета, занимался философией, позже закончил романо-германский факультет Уфимского университета. Был настоящим полиглотом, знал 6 языков, но самым сложным для него был русский, который он впервые услышал в 19 лет. Будучи реалистом и честным человеком, он никогда не унывал и верил в светлое будущее. Убеждённый коммунист, он мечтал о том, что когда-нибудь наступит время равенства для всех. Ценил своих друзей и заботился о них больше, чем о себе.

Жизнь его пришлась на трудную эпоху, он пережил взлёты и падения, но жил и ушёл из жизни с высоко поднятой головой, непокорным и непокорённым. И даже спустя много лет о нём помнят. Коллектив детской библиотеки №12 выступил с инициативой по названию улицы в честь челябинского педагога-новатора, публициста и общественного деятеля Максима Клайна. По их мнению, это позволит сохранить память об одном из самых известных преподавателей. Городские власти одобрили это предложение, и в скором времени в Курчатовском районе появится улица имени Клайна.

2. ПОБЕГ ИЗ РУМЫНИИ

18 декабря 1921-го года в Румынии в семье австрийского промышленника и румынки родился Максим Клайн. Детство прошло в обеспеченной семье, но уже мальчиком он стал размышлять о неравенстве сословий, видя отношения «высших» к «низшим».

Когда в Европу пришел фашизм, Румыния также не избежала этой участи. СССР вступил в войну, и граница с Румынией стала «прозрачной». Вот тогда Максим Клайн и решился на побег. Он хотел бороться против фашизма вместе с Красной армией. Став переводчиком при штабе полка, в 1942 году был ранен и полгода пролежал в госпитале Оренбурга. Сколько бы препятствий ни встречал, включая лагеря, он прошел все испытания того времени. В 1949-го году начал карьеру педагога – преподавателем немецкого языка в школе рабочей молодежи, а в 1956 был реабилитирован и получил документы! Это было чудо. В 1960 году Максим Клайн создал первую школу с углубленным изучением немецкого языка в Златоусте.

В этой карьере он нашел свое призвание, достиг гениальности. Был любим учениками, и любил учеников. Но в 1987 году начальство не устроило, что Максим Максимович не выполнял указания и директивы полностью, а иногда не выполнял вообще, если считал неправильными. Его сняли с должности директора, он стал простым педагогом. До конца своих дней он занимался любимым делом.

В 1995-ом году хороший друг, прекрасный человек и лучший педагог ушёл из жизни. Но он оставил большой след в истории Челябинска, да и всей страны.

3. УЧЕНИКИ И УЧИТЕЛЬ

До сих пор к нам в гости заходят его ученики. Ученица моего прадедушки сидит передо мной, и мы непринужденно беседуем. Марина Владимировна Омельченко окончила школу №48 более 20 лет назад, но до сих пор вспоминает о ней с улыбкой.

– Какие школьные события вам больше всего запомнились?

– В ­школе была неизменная традиция: каждое утро, когда мы приходили, нас встречал директор. То есть каждого ученика, каждое утро! Спрашивал: «Как дела?», «С каким настроением?». Каждого знал по имени! Вот где это видано, чтобы директор стоял и всех встречал, приходил на час раньше занятий, – ему что, заняться нечем? А Максим Максимович со всеми поговорит, всем внимание уделит, абсолютно всем…

– Неужели любой из учеников мог прийти к директору и просто поговорить?

– Да, да. Это было легко и запросто. Он всегда располагал к себе. То есть барьера такого не было. Все ученики его обожали, уважали и любили.

– Книга Максима Максимовича «Уроки жизни» сначала была написана на немецком, а потом переведена на русский. Почему на немецком?

– Потому, что… он говорил на нём, думал на нём и жил на нём.

4. ДИРЕКТОР И… ДИРЕКТОР

Интервью с директором школы N48 Еленой Викторовной Кусковой.

– Какой была школа при Максиме Максимовиче для вас, как ребёнка?

– У нас была очень активная жизненная позиция, у всех. Мы были очень патриотичны, что сейчас, к сожалению, немного стирается. Но, тем не менее, мы это возрождаем. Школа была достаточно передовая, языки развиты, а тогда такого особо не было. И «зарницу» проводили, несмотря на то, что мы были гуманитариями. Спортсменов было много, туризм был очень хорошо развит. До сих пор в школе работает много учеников Максима Максимовича, в том числе я.

5. В МУЗЕЕ

Одно из писем Максим Максимович написал своим коллегам и ученикам школы 48:

«Очень сожалею, что ныне прикован к постели и не могу вместе с вами вернуться к работе 1 сентября и встретить, как всегда, своих любимых учеников. И очень рад, что вам предстоит всё это пережить в очередной раз...»

 

Когда Ольга Михайловна дочитала его, мы с мамой (внучка и правнучка Максима Клайна), а также девочка-фотограф, пришедшая с нами, заплакали. Рассказывает заведующая музеем Зыкова Ольга Михайловна:

– Все, что есть, я постаралась систематизировать, потому что места для всего физически не хватает. В течение месяца некоторые материалы лежат, и дети приходят, рассаживаются и могут смотреть все эти папки, пока я им рассказываю. Я всегда специально зачитываю ученикам то, как ученики ему писали, как дети его любили, безумно любили. Рассказываю, как он берёт после уроков, переодевается (у него всегда была спортивная форма)– и идёт гонять в футбол с учениками. Он был страстный игрок, искренне обижался, когда несправедливо судили. Если что-то делал, то делал с душой.

6. ОПЕРЕДИВШИЙ ВРЕМЯ

С Мариной Кочетовой, ученицей Максима Максимовича Клайна, председателем фонда им. Исаака Зальцмана, я встретилась в Законодательном собрании, где проходила презентация книги Б.Шмырова. Там и состоялась наша беседа:

– Клайн… Человек на этой Земле сумел себя вот так реализовать, это не всем удалось в такой тяжёлый исторический период, когда люди вынуждены были как-то приспосабливаться. Сумел сохранить себя в очень непростое время. Он осознавал те исторические моменты, которые мы до сих пор не понимаем до конца. Я слышала из уст немецкой девочки (тогда она была девочкой, а сейчас известный историк, руководитель немецкого фонда), что Максим Максимович был её ближайшим другом, повлиял на её судьбу.

 

–Как же в начале 70-х годов он возглавил 48 школу?

– Уже тогда он был официальным гражданином. Приехал в Челябинск и возглавил одну из старейших школ города, очень хорошую. 48-я уже до него была знаменитой, но когда он её возглавил, она стала специализированной. Почему 48 стала французской? Потому что в то время в городе не было подобной школы. В 48-й школе он создаёт клуб интернациональной дружбы. Клуб – это возможность общаться с людьми за рубежом, живя в закрытом городе – Челябинск был закрыт для иностранцев до 92-го года. У нас появились такие возможности, которые были мало кому доступны. Максим Максимович совершил в определенном смысле революцию: сам ездил легко за границу, и к нам приезжали иностранцы, только не совсем в школу, а как специалисты на заводы. Конечно, это были закрытые поездки, но они бывали у нас в школе. По тем временам это было исключительным. Правильно назвали книгу о нем «Человек из будущего»: он опередил время лет на 20. Он добился только первой смены, она давала возможность учиться комфортно. Моё мнение: эта школа стала самой интересной в Челябинске, я бы даже сказала, и в России. То, что удалось Максиму Максимовичу Клайну, не удалось больше никому из последующих директоров школы №48.

Он был очень добрым и любил детей. Конечно, мог и накричать иногда, но мы не боялись, знали, что он любя. Максим Максимович Клайн… К сожалению, болезнь не дала ему свою жизнь пройти так уверенно, как он шёл, и в конце жизни ему было тяжело. А так – он очень красивую жизнь прожил.