карточка участника

Вернуться
15

Варичкина Варвара

Номинация: Юные журналисты за умное и полезное информационное пространство

Возраст: 16 лет
Страна: Россия
Город: Калуга
Образовательное учреждение: Калужское региональное отделение Общероссийской общественной детской организации «Лига юных журналистов»
Творческий коллектив: Калужское региональное отделение Общероссийской общественной детской организации «Лига юных журналистов»

О себе:
Участвую в конкурсе

Моя статья

“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции

Самоизоляция из-за распространения коронавируса стала тяжелым испытанием для каждого из нас. Из дома выходить нельзя, торговые центры закрыты, на лицах маски. Количество медицинских отходов начало увеличиваться, в то же время акции по раздельному сбору отходов перестали проводить, как и все массовые мероприятия. Но в течение лета число зараженных снизилось. Наши друзья из “Зеленого центра” — волонтёры проекта «Мы разделяем» — решили провести первую акцию после отмены ограничений. Медиацентр «Калужата СМИ» не смог пропустить такое событие.

В первую очередь, мы пообщались с Еленой Исмагиловой - волонтером проекта “Мы разделяем”. Она занимается рассылкой информации по новостным группам и во время акции помогает упаковывать отходы в пакеты.



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №1

Еленой Исмагилова: «Мы «одноразовость» превращали в «многоразовость»

- Елена, как Вы пережили момент, когда запретили все массовые мероприятия? Вы наверняка обсуждали это с волонтерами. Расскажите, что вы чувствовали?



- Ну вообще, первой реакцией была растерянность, потому что у нас была налажена система, был какой-то свой график (последняя суббота каждого месяца). Мы уже знали, что из дома нас не выгонят с этим вторсырьем, зная, что мы его скоро вывезем. С объявлением самоизоляции стали думать: а как хранить отходы у себя неопределённое количество времени? Каждый выделил дчля них чуть-чуть больше места. Потом люди начали задавать вопросы: «А что делать? А как же акции?» Но наши участники - люди сознательные, каждый разделяет у себя дома добровольно - никто ж не заставляет это делать. Поэтому мы просто попросили: «Ребята, пойдите нам навстречу. Мы не можем сейчас сделать массовый сбор, потому что идёт запрет на такие мероприятия. По возможности, ищите место, куда всё это складировать будете. Или тогда меньше потребляйте тех неразлагающихся отходов, которые пойдут на выброс».



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №2



- Во всех СМИ подчеркивали, что необходимо пользоваться одноразовыми масками, перчатками. Соответственно, количество отходов начало увеличиваться. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию?



- Ну это, конечно, не очень хорошая ситуация. Можно сказать, что она была безвыходной, потому что необходимость в использовании средств индивидуальной защиты была, а как их утилизировать, никто не придумал. Поэтому мы лично просто придумывали возможности, чтобы «одноразовость» превратить в «многоразовость». Маски мы не выкидывали, а обрабатывали. Либо брали маску многоразовую, стирали, проглаживали, либо, если она тоненькая (одноразовая), брызгали антисептиками.



- Сейчас почти полдень. В дни акций до карантина было больше людей в это время или меньше?



- Вы знаете, на удивление, примерно одинаково. Я думала, что мы сейчас просто будем зашиваться, но на самом деле, такое ощущение, что всё, как всегда.





- Не откололась ли значительная часть участников проекта? Может быть, у кого-то ушла эта привычка собирать отходы дома?



- Нет, мы просто видим уже своих постоянных участников, и, можно сказать, что они все здесь. Кто-то ещё придёт позже. Единственное, меньше стало волонтеров, которые принимают отходы, но это уже связано с психологией людей: не все готовы находиться даже в защитных средствах среди такого большого количества. Основная часть людей привезли мусор и быстренько ушли.



- Как происходила подготовка к этой первой после самоизоляции акции? Какие трудности у вас возникли?



- У нас всё в штатном режиме было. Поменялся только заготовитель. Мы были этому безумно рады, потому что это всегда проблема. Кто-то из заготовителей принимает одну фракцию, кто-то другую, и потом куда это всё сдать? В разные места везти? Где брать машину? А сегодня, удивительное дело, нашёлся заготовитель, который хочет с нами сотрудничать по двум направлениям, его представители (начальники, заместители, помощники) приехали со своей машиной, включились в сбор как волонтеры - ещё и руками нам помогают. Это очень хорошо!



Кроме взрослых людей, в рядах волонтеров можно встретить подростков, которые работают ничуть не хуже своих старших товарищей. Ева Кудратова как раз одна из таких ребят. Она поделилась с нами своим мнением об акции.



Ева Кудратова: «Я «волонтёрю» в «Мы разделяем» уже два года»

“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №5

- Ева, впервые вижу тебя в рядах волонтёров проекта «Мы разделяем». Как давно ты принимаешь в нём участие?





- Я «волонтёрю» в «Мы разделяем» уже два года. Каждый месяц, когда у нас акция, я здесь. Я являюсь представителем волонтерского отряда в «Мы разделяем», то есть собираю волонтёров, распределяю их, закупаюсь едой, вкусностями всякими, подарочками, потому что мы очень ценим волонтёров. Это адский труд - здесь стоять.



- Как ты пережила момент, когда запретили массовые мероприятия?

- Я понимаю, что это вынужденная мера, потому что сейчас массовые мероприятия нецелесообразны. Конечно, было жалко, что нельзя проводить акции, но все равно мы поняли, что так нужно. В тот момент мы не были готовы к тому, чтобы провести акцию в условиях коронавируса, чтобы все было безопасно для людей.



- Как ты решала проблему с накопившимися отходами лично?



- Собирала. Я всегда так делаю. Просто собираешь, кладёшь. Если накапливается пакет, ты кладёшь его под тумбочку, под шкаф, под кровать, чтобы это не было видно. Моя мама очень к этому плохо отнеслась, конечно, потому что ей не нравится - это неэстетично. Но я не знаю... мне нормально.



- Ты говорила, что находишься в проекте уже два года. Изменилось ли количество людей, участвующих в проекте, по сравнению с тем, что было до самоизоляции?

- Это зависит от сезона. Например, зимой меньше приходит людей. Но сейчас, я знаю, намного больше людей пришло, потому что у них больше отходов накопилось за два-три месяца, в которые они не могли прийти. У нас же есть сетка. Это как мусорная урна для «Зелёного центра», но с разделением вторсырья. Было время, когда люди просто стали приходить даже во время карантина: просто клали в сетку отходы и уходили. Они всё равно приносили каждую последнюю субботу месяца и не понимали почему нет акций. А сейчас акция восстановилась, и количество людей увеличилось.



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №6

А вот количество волонтёров резко убавилось. Боятся люди. Мы сделали разметку для участников, а разметки для волонтёров как таковой нет. То есть волонтёры все равно должны находиться рядом друг с другом, трогать пакеты. И раньше у нас в основном ребята были подросткового возраста. А сейчас они (или их родители) боятся включаться, сидят дома. Вторая причина, почему волонтёров стало меньше, - это экзамены.



Но мы старались не терять связь с нашими волонтёрами во время самоизоляции: делали какие-то дистанционные семинары, рассказывали всякие интересные штучки про экологию. Возможно, ещё и поэтому участников стало больше. Я вижу новые лица.





- Как тебе удаётся совмещать твой образ жизни с активностью в проекте?



- Не знаю. Стараюсь просто не заниматься вещами, которые мне не нравятся и отдаю в свою энергию в то, что мне нравится. Если есть какое-то дело, которое я считаю бессмысленным, то я его не буду делать. Даже если я должна по каким-то там соображениям подстроиться под ситуацию. Пусть это будет выглядеть безответственно в глазах некоторых людей, но если, например, мне предложат выбор между домашней работой по какому-то предмету, который мне не интересен, и походом на акцию, то я выберу второе.





Екатерина Николаева, руководитель проекта “Мы разделяем”, внимательно следит за тем, как проходит акция, отвечает на вопросы участников и успевает присматривать за маленькой дочерью. Но несмотря на такое количество дел, Катя смогла уделить нам внимание.



Екатерина Николаева: «У нас появился новый переработчик, и это нас вдохновляет»

Екатерина Николаева, руководитель проета «Мы разделаем». Фото из личного архива Екатерины

Екатерина Николаева, руководитель проета «Мы разделаем». Фото из личного архива Екатерины

- Как вы пережили момент, когда запретили все массовые мероприятия? Что вы чувствовали в этот момент?



- Мы не считаем его массовым, потому что приняли меры: есть дистанция, люди соблюдают очередь. Это хорошо. Людей сегодня достаточно много, но мы стараемся их немножко друг от друга отделять. Чувства разные, чувства смешанные. Очень много людей, которые все три месяца самоизоляции копили вторсырьё и никуда не девали, поэтому мы просто обязаны были помочь им собрать накопленное. Тем более, что у нас появился новый переработчик, и это нас вдохновляет. Поэтому у нас и радость, вдохновение, и, в то же время небольшая тревога, потому что люди все-таки здесь, хоть мы в масках, но все равно. Важно соблюдать правила. Поэтому смешанные чувства, но главное, что вы это потихонечку делаем.



- А что за новый переработчик?



- Это компания IZOLUXE, вы можете сегодня их здесь видеть. В Калуге открылось производство, которое производит утеплители, изоляционные материалы из полистирола. Полистирол - это вид пластика номер 6, который мы никогда не принимали, но всегда об этом мечтали. Кроме того, наши коллеги берут ещё и полимеры номер 5, номер 2 и единичку ПЭТ, самый известный. К сожалению, на рынке вторсырья произошли изменения, и не всегда можно было сдать тот же пэт, он складируется, хранится. И нас радует, что новый переработчик помогает нам сегодня собрать полимеры и начать с ними работу.



- Как с накопившимися вторсырьем справлялись люди, которые приходят к вам? Что вы советовали им делать?



- Конечно, мы говорили о том, что есть региональный оператор, о том, что есть оранжевые сетки для полимеров и советовали туда, если совсем негде хранить. Но при этом, мы понимаем, что не все полимеры сразу идут в переработку, поэтому мы советовали сдавать только пэт, так как его много накапливается, он воздушный. Остальные виды пластика...просто советовали ждать акции. В общем-то, видим по результату, что люди вняли нашим советам и принесли все разобранное и действительно всё отсортированное. И это радует, потому что это культура.



- Вы упомянули оранжевую сетку. Не могли бы вы объяснить, что это такое?



- Оранжевые металлические сетки поставил региональный оператор. Это региональная компания, которая занимается отходами по Калужской области. И они делают работу по внедрению раздельного сбора, но в условиях работы с заводом КЗТА, то есть завод альтернативного топлива, который берет, досортировывает. Он находится возле нашего полигона. И у них связь такая, что региональный оператор собирает в эти контейнеры и уже частично отсортированное сырье отдаёт. А вот куда дальше мы, к сожалению, не имеем информации. И, соответственно, поэтому мы просили только ПЭТ сдавать, потому что знает, что с ним все будет хорошо. То есть его только будут складировать, и в дальнейшем он точно пойдёт на переработку. Остальные полимеры просили собирать.



- Во всех СМИ подчеркивали, что необходимо пользоваться одноразовыми масками. Что вы думаете об увеличении отходов?



- Всегда в режиме пандемии всё это происходит. А более того, медицинских отходов стало очень много. Сердце за это болит. Я, к сожалению, физически ко сама ничего сделать с этим не могу. Единственное, что я прошу - максимально использовать не одноразовые маски, а многоразовые, стирать их и всячески соблюдать самоизоляцию



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №8

- Какие новые фракции у вас появились?



- Это полистирол шестёрка - один из самых сложных полимеров. Ты можешь посмотреть на баннер и понять, что переработчик занялся серьезным сбором полимеров. И вот сейчас настолько хорошо идёт сбор. Посмотри, даже сами партнеры собирают собственноручно и рассказывают людям. То есть здесь не просто идёт принятие, а ещё и консультация. И это очень круто, это нам сейчас большое подспорье. Большие объёмы мы сможем воздать. И тогда переработчик поймёт, какие объёмы вообще сдают люди. За сегодня мы выясним, сколько полистирола, сколько двойки твёрдой и мягкой пятерки собрали люди.



- Почему вы решили стать НКО?



- Мы уже 5 лет работаем как общественники. И мы уже поняли, что у нас, во-первых, появилось свое пространство - «Зелёный центр», во-вторых, у нас появился большой круг разделяющих друзей, а в-третьих, в статусе НКО проще работать и заключать договора. И мы можем заключать договора, например, с теми же партнерами о том, что, допустим, у нас будет партия сырья, и мы машину сможем нанять уже официально. Это проще чисто документально в некоторых ситуациях. Ну и кроме того, мы хотим написать грант, потому что наш проект уже стал топовым в городе и приносит свои плоды.



- А что нужно, чтобы стать НКО?



- Нужно зарегистрироваться просто как юридическое лицо, сдать документы, заплатить госпошлину, которая составляет 5000 рублей. И мы сейчас стараемся сдать сырье, чтобы у нас появились деньги на это дело. И, собственно, через месяц документы официально получить.



- Как новый статус, по вашим прогнозам, может изменить жизнь проекта?



- Новый статус может изменить жизнь проекта в лучшую сторону, потому что если мы сможем, например, защитить грант, у нас появятся средства на то, чтобы закупить для волонтёров подарки или сделать свою логистику. Например, иметь какую-то машину, чтобы мы не нанимали каждый раз. Упростить немного нам задачу. Поэтому статус НКО во многом открывает двери для того, чтобы появились новые возможности развития проекта. Чтобы в регионе была не только муниципальная служба по отходам, но и общественный проект, который бы стал хорошим просветительским агентством в этом плане - чтобы у людей была альтернатива. Но чтобы об этом всем рассказывать и работать в этом направлении, нужны средства. Вот мы и хотим добыть их с помощью оформления НКО.



Елена Рожкова, генеральный директор компании IZOLUXE, лично пришла на помощь волонтерам “Зеленого центра”.



Елена Рожкова: «На самом деле, мусор может приносить деньги»

“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №9

-Наш медиацентр давно следит за проектом «Мы разделяем». Мы узнали, что вы - новый переработчик. Расскажите, пожалуйста, о своей деятельности.



- В основном мы начали перерабатывать полистирол. Это шестой вид пластика. К нему относятся: пенопласт, пенополистирол - вспененный пластик, который сначала дробиться, превращаясь в гранулы, затем эти гранулы отправляются в экструдер, в котором они «плавятся». И уже из него выходят твердые гранулы полистирола, из которого далее можно производить изделия. К примеру, катушки из-под электрокабеля производятся из полистирола.



- Вы только его перерабатываете или что-то ещё?



- Также мы организовали пункт приема ПЭТ бутылки. Она будет у нас компактироваться. Тюки прессованной ПЭТ бутылки будут отправляться непосредственно на завод переработчика в Волгограде, с которыми мы начали сотрудничество. И они уже напрямую, полностью ее перерабатывают. Мы, к сожалению, сейчас не можем переработать ПЭТ бутылку на своей территории, поэтому организовали только пункт приёма. Такая бутылка сортируется на обычную ПЭТ бутылку, молочную и из-под масла. То есть на три вида. Далее она прессуется на тюки весом 200-400 кг каждый. В таких тюках эти ПЭТ бутылки уже отправляются переработчику.



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №10

- А где располагается ваш завод?



- Мы находимся в Турынино. Это бывший завод железобетонных конструкций. Советский проезд, дом 5, корпус 1.



- Как давно вы занимаетесь переработкой?



- Мы только недавно поставили наше оборудование, оно ещё проходит пусконаладку, поэтому сейчас мы участвуем в акции и предложили людям забрать другие виды пластика, так как наше оборудование может переработать и их. Но для того, чтобы нам начать перерабатывать и другие виды, нам нужно аккумулировать определённое количество этого сырья, рассортировать по цвету и по типу, потом уже дробить и переплавлять в экструдере для того, чтобы получить гранулы. Вообще, пластик может перерабатываться до 8 раз в зависимости от вида пластика, поэтому я, конечно, очень надеюсь на то, что у нас люди все больше и больше начнут сортировать мусор и поймут, что отходы могут быть полезными на самом деле. Лучше не загрязнять окружающую среду, потому что, к нашему сожалению, в Европе перерабатывается 93% от всех отходов, у нас только 7%.



- А какие виды пластика бывают? Все ли можно переработать?



- Нет, все переработать невозможно. Всего семь видов пластика, два вида из которых не перерабатываются. Это третий и седьмой. Первый вид пластика - это ПЭТ. Как раз всем известная ПЭТ бутылка из-под воды, к примеру. Бывает ещё упаковка ПЭТ прозрачная. Второй вид пластика - всем известные крышечки или ещё бутылки от непищевых жидкостей – бытовой химии. Четвёртый - это полиэтилен. Он бывает высокого и низкого давления. Этот вид чаще перерабатывается в агломераторе, так как имеет низкий удельный вес. Пятый вид пластика - это мягкий пластик, который тоже перерабатывается. Чаще всего встречается как пищевые контейнеры и емкости для продуктов. Он дробится и переплавляется. Очень важный момент: в контейнерах пятого вида пластика можно разогревать еду. Он пищевой. Шестой вид пластика, который мы перерабатываем, это полистирол. Полистирол содержит стирол и мономеры. К сожалению, в этом пластике нельзя разогревать пищу. Из него делают одноразовую посуду. Ни в коем случае нельзя в одноразовой посуде разогревать пищу, потому что под действием температуры идёт реакция, из этого пластика выделяться стирол, который вреден для здоровья. Этот вид пластика предназначен для холодных закусок. В него пакуются йогурты, сметана и, как раз, производится одноразовая посуда. Полистирол достаточно ломкий и хрупкий вид пластика.



- А как вы думаете, за переработкой будущее или это временный эксперимент?



- За этим будущее. Только вперед, только сортировать. Мне очень хочется донести до людей, что, на самом деле, мусор может приносить деньги. Если это правильно отсортировано и если у нас будут настоящие, хорошие, качественные пункты приёма вторсырья, тогда люди смогут получать денежные средства за счёт своих отходов. То есть, эти денежные средства, которые они получают от вторсырья, могут перекрывать те расходы, которые они несут при оплате услуг регионального оператора за вывоз этого мусора.



- Как вы узнали о проекте «Мы разделяем»? Почему вы решили с ними сотрудничать?



- Через Интернет. Мы сейчас заканчивали пусконаладку экструдера, и у нас уже закончился пенопласт на переработку. Я очень долго думала, где его можно ещё взять, а упаковка от техники объемная и часто занимает много места дома. Для жителей это альтернатива – сдать на переработку. Также у нас есть договоренности с производителями пенопласта, потому что у них все равно бывают мало-мальские отходы. И для того, чтобы им аккумулировать, к примеру, тону таких отходов, нужен месяц или два работы. Поэтому это не быстрый процесс. Пенопласт нигде у нас не принимают в переработку, к сожалению, мы решили быть первыми у нас в Калуге.



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №11

- Вы планируете дальше сотрудничать с проектом?



- Да, конечно. Ради этого всё и затевалось, потому что без сортировки, без людей, без массовости мы не добьёмся того, чтобы люди начали сортировать мусор и того, чтобы у нас меньше выбрасывалось на свалки и меньше зарывалось в землю. Мы же едим продукты, выращенные в земле, которую мы сами же и засоряем. Мы сами уничтожаем ту землю, которая даёт нам пищу. И сейчас, после пандемии, думаю многие задались вопросами: «А что будет дальше? А если голод? Кто будет выращивать? Как земля будет нам давать что-либо?». Это хорошо, что у нас страна большая. Можно зарывать и зарывать. А дальше что? К примеру, полигоны. Туда же выбрасывается абсолютно все. Там даже батарейки можно встретить. А радиоактивные вещи? Вот хорошо, техника сортируется, не попадает на полигоны. Но это же дикое количество отходов, которое сваливается и закапывается. А пенопласт? Он никогда не перегниёт, он никогда не исчезнет из земли. Вот вы как закопали его, так он и будет 200-300 лет лежать, потому что он не биоразлагаем. Тоже самое и полипропилен, это пятый вид пластика. С ним ничего не произойдёт. Он как был, так и будет лежать в земле. Вот и все.



- Я сейчас видела вас в роли волонтера. Вы решились на этот шаг, потому что горите этим или просто потому, что не хватает волонтёров?



- Нет, почему? Я могла загнать сюда весь свой персонал и сказать: «Ребята, работайте». Но как я могу общаться с жителями и доносить им свою идею того, что мне самой очень важно, если они этого не будут видеть? Потому что когда это tet-a-tet, когда это персональное общение, тогда это действительно работает. То есть, когда ты в роли волонтера - с людьми обмениваешься энергетикой и заряжаешь их позитивом, что их труд в сортировке не бесполезная трата времени, а очень полезное занятие! И можно меньше загрязнять мир вокруг и что все в наших руках. И если мы хотим экологичной среды, то давайте начнем сортировать мусор! Если мы хотим изменить мир - давайте начнем с себя.



“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №12

“Мы разделяем”: жизнь проекта после самоизоляции, изображение №13

Варвара Варичкина, медиацентр «Калужата СМИ» ГБУДО КО «ОЦДОД им. Ю.А. Гагарина», Калужская региональная Лига Юных журналистов, фото автора



P.S. Всем желающим узнать, как зарождался в Калуге эколого-просветительский проект «Мы разделаем», предлагаем посмотреть специальный репортаж Виктории Кораблевой и Елизаветы Исаевой «Принять к исполнению…» (автор получил Президентскую премию за эту работу в 2016 году) и телефильм Варвары Варичкиной (соавторы и операторы: Лада Алимова, Александра Неуступкина, Анастасия Колесникова) «Путь к заготовителю», рассказывающий о судьбе собранных отходов после акции по их раздельному сбору.



«Принять к исполнению…» https://vk.com/video?q=%D0%9C%D1%8B%20%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%BC&z=video179192859_456239026

«Путь к заготовителю» https://vk.com/video?q=%D0%9F%D1%83%D1%82%D1%8C%20%D0%BA%20%D0%B7%D0%B0&z=video-195854370_456239022

5:19



https://vk.com/@-169872234-my-razdelyaem-zhizn-proekta-posle-samoizolyacii