карточка участника

Вернуться
11

Размустова Арина

Номинация: Юные журналисты за умное и полезное информационное пространство

Возраст: 15 лет
Страна: Россия
Город: г. Воронеж
Образовательное учреждение: Дворец творчества детей и молодежи
Творческий коллектив: ТО «Телерепортёр»

О себе:
Участвую во втором этапе курса

Моя статья

«МЫ ПРОСТО ПОКАЗЫВАЕМ, ЧТО НА СЦЕНЕ ВСЕ МОГУТ БЫТЬ РАВНЫ» ДИРЕКТОР И АКТЁРЫ «ТЕАТРА РАВНЫХ» – О ТРУДНОСТЯХ И РАДОСТЯХ СВОЕЙ РАБОТЫ

Проект автономной некоммерческой организации «Центр развития творчества» «Театр равных» был создан семь лет назад. Летом 2014 года актёры представили воронежцам свой первый спектакль – постановку «Кот на крыше» по пьесе, написанной специально для них профессором кафедры зарубежной литературы ВГУ Дмитрием Чугуновым. Режиссёром стал Вадим Кривошеев – будущий художественный руководитель воронежского ТЮЗа.





Сейчас «Театр равных» – это театр-легенда, на счету которого десять спектаклей, в том числе, по произведениям Н.В. Гоголя, М.М. Зощенко, А.Т. Аверченко, В.Ю. Драгунского. Труппа купалась в овациях на фестивалях: «Большая перемена», «Rampenlichter», «Театр начинается», «Платоновском фестивале искусств» и ещё 13 мероприятиях разного уровня.



Мне удалось взять интервью у создателя и директора «Театра равных» Валерии Маламура.







– Как родилась идея создания этого проекта, и труден ли был путь к её реализации?



– Я много езжу по миру и замечаю, что в большинстве стран отлично развита доступная среда: люди вне зависимости от своих физических возможностей могут спокойно передвигаться по городу, спускаться в метро, садиться в автобус, заходить в любое здание, заниматься любимым делом, а у нас с этим беда была, есть и ещё долго будет. Поэтому родилась идея создать нечто, где могу быть полезна именно я, – «Театр равных». Название, кстати, тоже пришло в голову спонтанно. Я тогда училась на 3-м курсе, мне было всего 20 лет. Путь оказался довольно простым: сильная команда, которая готова идти с нами, много СМИ и постоянные репетиции. Всё получилось спонтанно, совершенно случайно и просто: я рассказала подруге об идее, она поддержала, вышла на ТЮЗ, который помог с первым кастингом. Всё проходило в доме молодёжи, где собралось много народу, очень много прессы – это было невероятно. Поэтому запомнилось крайне отчётливо. Иногда мне кажется, что театр изменил мою жизнь, переломив её.







– С какими проблемами приходится сталкиваться в работе?





– Проблем много: от цитат некоторых директоров школ: «Я на инвалидов детей не поведу» – до бестактного детского восклицания: «Мама, а почему эта девочка такая низкая?» К сожалению, если родители невоспитанны, то ждать чего-то хорошего от их детей не приходится. Если говорить о внутренних проблемах, то это, конечно же, звёздная болезнь, которой переболело большинство артистов, кто-то и не раз. Это похлеще коронавируса, не излечивается. Но тут и понятно: мы ездим почти каждый месяц на гастроли, вернее, ездили до пандемии, поэтому и отношение у наших артистов к себе своеобразное: «Меня надо почитать, я играл чуть ли не в Большом театре». А так проблемы рядовые: отчёт по гранту, его получение, обоснование, бюрократия, баталии с налоговой и остальными органами – от этого никуда не денешься.







– Как подбирается репертуар для театра?





– Крайне просто. У нас театр драматический, приглашаем режиссёров, спрашиваем, что они хотят поставить, и если это совпадает с нашим видением своего будущего, то работа начинается. Иногда она приносит негативный опыт, но и такой идёт в копилку – просто больше не приглашаем соответствующих специалистов и работаем дальше.





– По каким критериям отбирались актёры, и многие ли работают в театре с момента его создания?







–Актёры подбирались у нас на кастингах по трём главным условиям: артистизм, желание работать, понимание специфики театра (отсутствие зарплаты – я об этом, а не об инклюзии). Сейчас в составе труппы 30 человек, из них 21 – первоначальный состав. Ушли очень немногие, кто-то их них вернулся: у нас уже есть декретные актрисы и даже парень, который ушёл в армию и возвратился к нам.







– Какая аудитория, в основном, присутствует на спектаклях, и кого бы вам хотелось видеть чаще?







– Аудитория, которая любит театр. Зовём школьников, ВОИ (общество инвалидов), разумеется. Кого хотели бы видеть? – Всех! А вот кого бы не желали – зрителя, не понимающего, что такое театральное искусство. Таких лучше не видеть ни в одном театре.







– Как отреагировала немецкая публика на спектакль «Пустодушие»?





– Публика отреагировала отлично! Знаете, мы очень боялись, ведь у А.П. Платонова много таких фраз как: «Отчего немцы пустодушны?» Мы корректно заменили их на «врагов», а немцы этого как раз не оценили, сказав, что война – это история и её надо преподносить исключительно так, какой она была в реальности. Это хороший опыт – несовместимая совместимость: везти такое в Германию стало и ошибкой, и самым правильным делом одновременно.









– Легко ли получить поддержку у властей и спонсоров, и как проект функционирует в период пандемии?



— Мы работаем при поддержке правительства Воронежской области и губернатора региона Александра Гусева. Это помогает решать многие вопросы, но с финансированием не всегда всё хорошо. В принципе, всё решаемо, стоит только захотеть. Мы стараемся работать только с грантами и спонсорами. Во время пандемии мы репетировали, выпустили онлайн проект при поддержке ООГО «Российский фонд культуры» «Создание творческих площадок для людей с ограниченными возможностями». В его рамках показывали онлайн-спектакль, проводили мастер-классы по актёрскому мастерству и лекции, посвящённые созданию инклюзивных проектов.







– Каковы дальнейшие перспективы развития театра?





– Из-за пандемии ничего определённого не могу сказать, всё рушится. Сейчас работаем над премьерами, совсем скоро у нас будет выпуск спектакля «Сказки Гофмана» – это вторая работа режиссёра Александра Сидоренко в нашем театре. Когда это произойдёт – зависит от ограничительных мер, но мы ждём премьеры. Есть пара молодёжных проектов: читка и спектакль «Эти свободные бабочки», перенесена премьера спектакля «Дом маэстро Сарафанова». Коронавирус никого не жалует.







– Как Вы считаете, такие проекты как «Театр равных» когда-нибудь смогут «перевоспитать» наше общество, поспособствовать формированию адекватного отношения к людям с ограниченными возможностями?







– Иногда мне начинает казаться, что горбатого может исправить только могила, но, в идеале, могу сказать так: всё возможно, если человек хочет исправить что-то в себе. Мы просто показываем, что на сцене все могут быть равны, и мы сами, создавая подобные проекты, должны продемонстрировать, что никого не надо жалеть, нужно чувствовать, видеть и думать.









Валерия Джалилова работает в «Театре равных» с момента его основания. Пройдя путь от волнения на первом кастинге до руководства труппой, девушка на личном примере доказала, что необязательно быть профессиональным актёром, чтобы делать жизнь людей лучше с помощью творчества.







– Как Вы пришли в этот проект?





– Через кастинг. Я увидела новость «Вконтакте», что будет проходить конкурсный отбор в необычную театральную труппу, и решила попробовать свои силы, хотя очень сильно сомневалась, боялась неудачи и до последнего не могла понять, пойду туда или нет. Кстати, я была первой, кто проходил кастинг. Как видите, я уже шесть лет в проекте, собрала всю волю в кулак, и всё оказалось удачно.







– Какой путь Вам пришлось пройти, чтобы стать заведующей труппой, и с какими сложностями приходится сталкиваться в работе?





– Заведующей труппой я стала каким-то естественным путём. Появились задачи административного характера, которые кто-то должен был решать, и я стала брать на себя некоторые из них: организацию репетиционного процесса, коммуникации и взаимодействие между режиссёром и труппой, режиссёром и площадкой, труппой и площадкой… Вот так я и стала заведующей. В моей практике лишь однажды возникла довольно странная ситуация: я не согласовала площадку, и мы пришли репетировать в театр, когда всё было занято. Единственная сложность в моей работе – необходимость быстро на что-либо среагировать и принять верное решение. Но пока подобный форс-мажорный случай, слава Богу, не повторялся.







– Мне известно, что в начале проекта Вы учились на экономическом факультете. Пригодились ли Вам знания, полученные в университете, и, если да, то как удаётся совмещать две столь различные сферы, и что Вы считаете своим настоящим призванием?





– Да, на момент попадания в труппу я училась в ВГУ и, кстати, его закончила. Так что моё первое образование – экономист-финансист, но по специальности не работаю. Занимаюсь организацией мероприятий, пишу сценарии для них, в общем, существую ближе к творческой сфере. Знания, которые я получила в процессе обучения, конечно, пригождаются не только в работе, но и в обычной жизни. Думаю, что мой университет, в первую очередь, научил меня учиться, а это один из самых важных навыков для жизни. Что касается призвания… тут, скорее, кроется подвох в самой формулировке. Я считаю, что это выбор, который ты делаешь. Ты выбираешь какую-то деятельность и реализуешь себя в ней. Призвание – это внимание, которое ты направляешь на свой труд, помноженное на время.







– Что Вам больше всего нравится в Вашей работе, и какие эпизоды из своей театральной жизни особенно запомнились?





– Если выбирать между заведующей труппой и актрисой, то, конечно, больше всего мне нравится играть. Мои самые любимые моменты – это когда мы только собираемся всей труппой, вместе с режиссёром, чтобы работать над новым спектаклем. В этом есть какая-то магия, зарождение чего-то нового. Больше всего мне запомнились самые первые гастроли. Они стали для меня грандиозными. Мы, будучи молодым театральным коллективом, отправились на свои первые гастроли в Мюнхен. И, мне кажется, тут уже ничего не надо добавлять… А если брать что-то из последнего, то, конечно, это главная роль в спектакле режиссёра Никиты Рака. Я сыграла роль Чичикова. Это необычно, сложно, и для меня такая «точка роста», как для артиста.





Мария Гаршина – актриса с небольшим ростом и огромным потенциалом. Из-за генетического заболевания, её рост составляет 122 сантиметра. Благодаря родителям, сделавшим всё, чтобы дочь была уверена в своих силах, сейчас Маша играет в «Театре равных», водит машину и является активной фанаткой воронежского «Бурана».





– Как Вы попали в «Театр равных»?



– Мне позвонили из реабилитационного центра «Кристалл», сказали, что на следующий день будет проходить кастинг в такой-то театр и, если захочу, можно попробовать. Я согласилась. Зашла на сайт посмотреть, что нужно для театра. Оказалось, надо басни какие-то выучить, и я поняла, что за один день не успею этого сделать. Так что, зная только четыре строчки «У Лукоморья дуб зелёный», так и пошла. Приехала в центр, рассказала стих и всё. Сидела и смотрела, как выступают другие. Потом нашла на своём планшете песню группы «Louna» «Мама» и решила её спеть. Нам сказали отслеживать информацию в группе «Вконтакте», чтобы узнать, кто останется в труппе. Через один-два дня я увидела в списке свою фамилию и сначала обрадовалась. Потом начала переживать, что и как со мной будет. Решила, ладно, на первую встречу схожу. Пришла, мне понравилось, с тех пор уже шесть лет в театре.







– Что Вас привлекает в Вашей работе?



– Мне нравится готовиться к премьере, предпремьерные дни, все репетиции, да, в принципе, всё нравится. Было много интересных моментов.







– «Театр равных» побывал на гастролях во многих городах. Где Вам больше всего понравилось?



– Наверное, в Мюнхене. Это были мои первые гастроли, первый рейс на самолёте, я впервые оказалась за границей.









– Какая из Ваших ролей стала для Вас самой интересной?



– Ролей было очень много. В первом спектакле «Кот на крыше» я, можно сказать, играла саму себя, в «Пустодушии» – маленького мальчика, было сложно, в «Диком» – курицу. Наверное, эти две роли больше всего запомнились, потому что было сложно перевоплотится из девочки в мальчика, из человека – в курицу.











– Какие отношения сложились в актёрском коллективе?





– Просто идеальные! Мы друг другу помогаем, подсказываем, делимся впечатлениями, если у кого-то что-то есть, или кто-то что-то приобрёл. Мне сложно выразить это словами. Очень классные, хорошие, добрые, отзывчивые отношения. Наш коллектив – это одно целое, одна семья. У меня три семьи: одна, где мама, папа и брат, вторая – это наш театр – то, где я живу и чем дышу, третья – хоккейный клуб «Буран».







– Какой совет Вы могли бы дать всем, кто хочет стать актёром, но по какой-либо причине стесняется сделать первый шаг?



– Нельзя держать всё в себе. Если хочешь попробовать стать актёром – стремись, тянись, добивайся. Не получится раз, не получится два, не получится три, в четвёртый раз может получиться. Добивайтесь! Стремитесь, люди! И никогда не стесняйтесь делать первые шаги. Сначала всегда страшно, а потом всё идёт машинально. Ты начинаешь кайфовать от своего дела. Когда делаешь первые шаги – сразу осознаёшь, нужно тебе это или нет. Так что стремитесь и идите вперёд. Всего вам хорошего!





Пока, из-за пандемии, работа театра приостановлена. Но и актёры, и зрители с нетерпением ждут нового театрального сезона, а это значит, что он обязательно состоится. И по ту, и по другую сторону занавеса снова будут происходить настоящие чудеса. Потому что «Театр равных» – удивительное место, в которое всегда хочется вернуться.