карточка участника

Вернуться
13

Шварева Ксения

Номинация: Юные журналисты за умное и полезное информационное пространство

Возраст: 12 лет
Страна: Россия
Город: Кострома
Образовательное учреждение: МБОУ СОШ № 37
Творческий коллектив: Редакция газеты «Сорока»

О себе:
Я участвую во втором этапе Всероссийского конкурса "Взгляд в медиабудущее"

Моя статья

Став поисковиком однажды, человек остается им навсегда

Общероссийское общественное движение по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» — некоммерческая организация. Движение создано семь лет назад и имеет 82 региональных представительства, которые участвуют в поисковых экспедициях во всех 37 районах России, где шли военные действия.





Есть такое отделение и в Костромской области. Чем заняты земляки-поисковики я узнала в городском отряде «Харон». «Харон» (г.Кострома) — один из 12 поисковых отрядов Костромского регионального отделения НКО «Поисковое движение России». Возглавляет отряд Любимова Ирина Валентиновна – специалист по работе с молодежью отдела по профилактической и патриотической работе с молодежью МКУ города Костромы «Молодёжный комплекс «Пале». С Ириной Валентиновной мы встретились в самый жаркий день лета, когда в отряде шла активная подготовка к «Вахте памяти».





— Добрый день, Ирина Валентиновна! Скажите, пожалуйста, а почему у костромского поискового отряда такое необычное название?



— Такое название предложил Алексей Селезнёв — организатор старейшего поискового отряда «Феникс» Политехнического техникума Костромы. Харон, согласно, древней мифологии, это — перевозчик душ из царства живых в царство мертвых. Поисковых отрядов с таким названием всего два: северо-осетинский и костромской. Отрядов с названиями «Память» много. Именно поэтому мы и согласились с предложением Алексея.





Наш разговор плавно переходит на общероссийские проблемы. Но они не связаны с финансированием, что часто возникает с НКО. Проблемы поискового движения России — более серьезные.





— Ирина Валентиновна, на сегодняшний день в базе данных по поднятым бойцам значится около двух тысяч фамилий, чьи личности установлены, а родственники не найдены. Как Вы думаете почему?



— На этом бойце мог прерваться род, если он был единственным сыном. До родственников просто могла не дойти информация. Мне случалось беседовать с родными воина, который был найден и установлен в 1987 году, а его потомки всё еще разыскивают «без вести пропавшего». О героическом поступке их предка есть не только рассказ свидетеля, но и статья в «Книге памяти Костромской области». Но пожилые племянники были не в курсе.





— Ирина Валентиновна, а как разыскивают родственников павших?



— Ежегодно поисковики обнаруживают среди поднятых и установленных бойцов примерно 15 наших земляков. А вот их родственников мы находим очень редко. Письма об обнаруженных бойцах мы отправляем на ГТРК, в администрацию района и районную газету. В выпуске «Новостей» журналисты зачитывают информацию и контактный телефон для связи. Но бойцов с такими ФИО может быть несколько. Именно поэтому нужно убедиться, что речь идёт именно об этом человеке и о его родственниках.

Был у нас такой случай: пришло сообщение о том, что поднят наш земляк, так как сохранился медальон. Мы сообщение передали в «Новости» ГТРК. А потом вдруг боец приехал сам к нам. Оказалось, что перед боем, нарушая поверие о близости смерти, если заполнишь медальон, он не только заполнил, но и передал другу, чтобы если убьют в бою, то переслать жене по адресу из медальона. В том бою солдат был ранен и отправлен в госпиталь, а друг затерялся. Вот так спустя 57 лет мы случайно смогли узнать судьбу друга и ещё нескольких бойцов.

В 2013 году мы подняли много наших земляков. В Костроме они похоронены на «Аллее Героев». 2-3 раза в месяц мы выходим и благоустраиваем воинские захоронения во время «Походов памяти».







— Ирина Валентиновна, а как выстраиваются взаимоотношения у наших поисковиков с администрацией губернатора и СМИ?



— Удивительно продуктивно. Если мы обращаемся к губернатору, то нас поддерживают без промедления: «5 минут и вопрос решён». Да и в других костромских организациях проволочек нет, а вот в других регионах возникают с этим сложности.





— Чем наполнена жизнь поискового отряда «Харон», ведь поисковое движение действует круглогодично?



— У нас есть «Автопробег», когда мы едем по местам, где находятся памятники, взятые под нашу шефскую заботу: подновляем, подкрашиваем, окашиваем траву.

Есть «Походы памяти» по уходу за воинскими захоронениями, «Свеча памяти» — 22 июня. Начиналась акция с 5 участников, а в этом году к нам присоединился и губернатор Сергей Константинович Ситников.

Ежегодно участвуем в «Вахте памяти» — поисковых работах по розыску и поднятию останков бойцов, павших за Отечество.







— Ирина Валентиновна, как распределяются обязанности между участниками экспедиции «Вахта памяти»?



— Мы не делаем разницы между новичками и опытными бойцами. Дневалят все по очереди: дрова, вода, готовка. Правда, выезжая на «вахту» наши несовершеннолетние бойцы на неделю идут на учебу и лишь потом «на коп». Готовим во время «вахты» на самодельной печке. В местностях, где проходят раскопки, есть требование, чтобы костер был заглублен на 1 метр для того, чтобы ни одна искра не попала на поверхность.







— Насколько опасно участие в поисковых работах? Неразорвавшиеся мины, авиационные бомбы…



— На самом деле это безопасно, если не нарушать технику безопасности. На каждых 6 поисковиков есть один руководитель, который не копает, а наблюдает за безопасностью действий бойцов отряда. Наш Председатель Совета Регионального отделения — Шиянов Сергей Владимирович только на прошлой неделе вернулся С Варшавского шоссе, где будет проходить наша «Вахта памяти» —- 2020. Там уже проведена саперами зачистка участка будущих работ. С нами работают профессионалы: УМВД, ФСБ, МЧС и 90 отдельный ленинградский поисковый батальон. Если мы находим какие-то неразорвавшиеся снаряды (например, в болоте), так к работе сразу приступают профессионалы-саперы.







— Ирина Валентиновна, на каких территориях поработали наши костромские поисковики?



— Наши экспедиции прошли в Орловской, Калужской, Тульской, Тверской, Брянской, Псковской, Новгородской, Ленинградской, Московской областях, на Украине (международная «вахта» по Первой мировой войне). Были в Молдове, В Прибалтике, в Крыму.







— Ирина Валентиновна,что побуждает человека стать поисковиком? Что стало мотивом Вашего прихода в движение?



— На фронте пропали без вести два моих родственника. Моего деда поисковики другого региона подняли. А вот следы моего второго родственника обнаружены на Украине. Там, где сейчас идёт периодически обстрел. Погиб от взрыва руководитель поискового отряда. на которого я возлагала большие надежды. Там, где прошли бои Великой Отечественной, останки бойцов уничтожаются современными взрывами.





Став поисковиком однажды, человек остаётся в движении надолго. Нельзя быть успокоенным пока не поднят и не похоронен с воинскими почестями последний советский солдат. Пока ты не можешь уверенно сказать: «Мы сделали всё, что могли и даже больше!». Ежегодно в поисковое движение России приходят новые поисковики или, как их правильно называют, «бойцы», потому что их бой за увековечивание памяти воинов, отдавших жизнь за Отечество, ещё будет продолжается.



Опубликовано https://ynpress.com/archives/80538